Перевести страницу
0
Корзина пуста

Статьи

Подписаться на RSS

«Мы — люди необязательного плана»

На сайте "Русская планета" нашли такой вот замечательный материал про работников Мстерской фабрики лаковой миниатюры. Текст более чем приятный и во всей полноте описывающий картину происходящего. Вся орфорграфия и пунктуация сохранены, абсолютно ничего не меняли.


Автор Ефим Никитин


«Мы — люди необязательного плана»

Народный художник России Лев Фомичев. Фото: Ефим Никитин

Народный художник России Лев Фомичев. Фото: Ефим Никитин

Работники фабрик лаковой миниатюры во Мстере рассказали «Русской планете» о китче, старине и о «летаргическом сне» живописи

В России четыре центра лаковой миниатюры: Федоскино, Палех, Холуй и Мстера. Мстерские работы попали в лучшие мировые художественные коллекции. Мастера известны, возможно, всем российским ценителям лаковой миниатюры. Сегодня художники, руководители предприятий очень рассчитывают на государственную поддержку народных промыслов и верят, что Мстера может стать главным центром лаковой миниатюры в России.

Улицы Мстеры, что в Вязниковском районе, несуетливы. Тут очень тихо, почти нет автомобилей. Вдоль заборов степенно вышагивают петухи. По глади речки Мстерки фланируют утки. Местные жители говорят, что рыбалка здесь годная. При желании, устроившись на берегу реки неподалеку от церковных стен, можно поймать маленькую щучку. Дом народного художника России Льва Фомичева расположен недалеко от берега. 82-летний мэтр скромно сидит на лавочке.

– Красота несказанная. Больше полувека ею любуюсь, — признается художник, поднимаясь. Фомичев частенько ходит на любимую, родную фабрику, на которой он проработал 36 лет, но сегодня ему нездоровится. Мы заходим в дом. Комната хозяина, довольно узкая, переполнена картинами, книгами, грамотами. В разговоре художник то и дело обращается к томам. В десятках художественных альбомов собраны работы Микеланджело, Рафаэля, Моне, Сурикова, Кандинского. Рядом — художественная литература, книги о балете, музыке, исторические труды Соловьева и Ключевского. На противоположной стене — десятки грамот, медалей, наград. Некоторые медали Льву Фомичеву вручал Зураб Церетели.

Об истории родного поселка Фомичев говорит негромко, но степенно, с большой любовью:

– Мстера раньше называлась Богоявленским погостом. Причем в переводе с угро-финского слова «погост» означает «торговое место», а не «кладбище». Второй смысл был, так сказать, приобретен потом. Издревле у нас проходили четыре ярмарки: летняя, осенняя, зимняя и весенняя. Своей продукцией торговали кустари. Наша Мстера, по всем описаниям, была наполнена не помещиками, а ремесленниками. Целая улица была у кузнецов. Также работали печники, ювелиры, чеканщики, делавшие оклады, граверы и другие умельцы. В этой обстановке постепенно складывались иконописные мастерские, и в лучшие времена их было за сотню. А потом поселок стал центром иконописи.

– Получается, чуть ли не вся Мстера жила иконописью и ремеслами?

– Безусловно. В 1905 и 1910 году здесь бывал Рерих. Позднее он трактовал иконопись как умирающее искусство, но очень сильное. Мастера сопротивлялись упадку. Наши художники посылали императору прошения. И он откликнулся — закупал наши иконы. После революции иконопись была не в почете.

– Тогда и появилась лаковая миниатюра?

– Лаковая живопись, по большому счету, появляется у нас в 1931 году. Работать начали те же мастера-иконописцы, при новых порядках оставшиеся не у дел. Эти люди имели очень хорошую подготовку. Накопленный опыт, начиная с работ Андрея Рублева, преумножался и совершенствовался. Люди замечательно знали цветовую, колористическую технику. Знали физику, литературу, историю. У них была внутренняя готовность к творчеству. Культура определяет границы государства. От этого никуда не денешься. Если почитать Нобелевский доклад Солженицына, можно увидеть очень глубокие и грустные мысли. Идет потеря национальной культуры, искусства. Всех одели в одну и ту же одежду. Индеец, европеец, азиат носят одни и те же рубашки. А потеря национальной культуры ведет и к потере патриотизма. Причем не политического, а исконного. И в этой ситуации на место нас ставит искусство.

– Может ли художник не впитывать культуру, литературу?

– В этом случае он может быть ремесленником. Именно из ремесленников выходили творцы, создатели национальной культуры. Настоящий художник до конца не высказывается. Не говорит и не пишет. Один из академиков говорит, что можно разрисовать математическими знаками всю комнату, а потом привести их к формуле длиной в сантиметр. Искусство, напротив, из мухи делает слона. Для этого мало любить краску и знать ее характеристики. Нужна духовность. При этом я могу сказать, что и в советское время жителей поселка кормила миниатюра. Я, например, в артели с 1944 года. В войну получал хлебную карточку на 600 граммов. Рабочие получали 500 граммов. А мать у меня, допустим, получала паек в 250 граммов. Вдобавок мне выдавали льняное масло, другие продукты, мыло. Словом, работая художником, мог кормить семью.

– Государство понимало ценность и авторитет художника?

– Именно. Начиная со времен Никиты Хрущева, власти взяли лаковую миниатюру под свой контроль. Был план, были и большие выставки прикладного искусства. Отправляя продукцию в магазин, мы ехали в банк и сразу получали средства.

– Раньше на фабрике действовал государственный заказ. Могут ли сегодня попросить миниатюристов рисовать политиков?

– Наверное, государственный заказ допустим.

«Люди уходили пачками, традиции утрачивались»

– Правда ли, что в 90-е годы шкатулки наподобие мстерских разрисовывали все кому не лень? Месяц поучатся, и уже готовые художники — было такое?

– Да вы что, месяц — это было много! Сразу садились и писали на поток. Я встречал мои работы, написанные на Арбате. Они продавались, и все это очень грустно. Директор одного из музеев лаков открыто говорит, что наше искусство, лаковая живопись сегодня находится в летаргическом сне. Упадок. Чем дальше, тем хуже. Просто здорово, что сейчас на нас обращают внимание, что поднимаются эти вопросы.

– Почему только сейчас?

– За свою жизнь я столько разных постановлений по народному искусству видел — хороших, замечательных. Но, к великому огорчению, мало что выполнялось. Мы — люди необязательного плана. Между тем, лаковая живопись — очень ценный, красивый и питательный материал для души человека. Расписанная шкатулка — комплекс искусств. Краска — живой организм. В ней свои тонкости. В Грузии мне приходилось как-то пить вино, настоянное на лепестках роз. Это необычайный аромат! И он живой. То же самое с краской. А главная краска — душа. Потому миниатюры дышат.

– Вернемся к непростым временам. Что происходило с лаковой миниатюрой в конце XX века?

– Работы не было. Фабрика из огромного предприятия превратилась в небольшую артель. Люди уходили пачками. Кто в столицу, кто в торговлю, кто таксовать. Торговали ширпотребом. Полачат как курица лапой, а выдают за профессиональную работу. В Москве на каждом шагу продавались шкатулки. Скажем так: не особо профессиональные. Причем утрачивались и традиции, и интерес к лаковой живописи. Одна из экономистов искусства, помню, утверждала, что лучшая прибыль идет не с дорогостоящей продукции, а с самой недорогой. Все было пущено на самотек. Появился китч, пошли подделки. Хотя, по моему мнению, продукцию всегда надо делить на сувенирную, промышленную и уникальную. Иначе никак.

– То есть, получается, повсюду продавали копии известных работ?

– Плохо сделанные копии. В нашей сфере вообще парадокс — народные художники не имеют авторского права. Мои произведения может копировать кто угодно, хоть на каждом углу. Я не смогу защитить себя и свою работу. Это оборачивается потерей авторитета наших изделий и наших художников. Мои работы копировали годами, тысячи раз. Копиями торговали в метро. Кто пишет самую дешевую продукцию, живет намного богаче, чем профессиональные авторы.

– Сколько должна стоить настоящая авторская работа?

– Вы знаете, художник пишет три-четыре вещи за год. Это максимум. Даже если я продам работу за десять тысяч, все равно в трубу вылечу. Мы с женой живем на пенсию. Как лауреату государственной премии, мне идут небольшие льготы. А у остальных-то их нет. У молодых тем более.

– Как много во Мстере художников, способных писать авторские работы?

– Да если будут нормально платить, найдутся люди. Сейчас у нас еще есть мастера. Многие работают в той же Москве. Вернутся! Правда, люди переключились на икону, которая востребована. И, чтобы заниматься миниатюрой, придется перестраивать организм, глаз, внутреннее состояние. Мы ведь месяцами сидим за шкатулкой, затаив дыхание.

– Вы выступали на форуме «Историко-культурное наследие России». Каким видится будущее мстерской лаковой миниатюры?

Читайте в рубрике «Титульная страница»Тайна хрустального черепаКакие вопросы поднимает открытие, сделанное археологами неподалеку от челябинского заповедника «Аркаим»Тайна хрустального черепа

– Прежде всего, считаю, надо признать авторство художника, защитить его. Во-вторых, во Мстере нужно построить выставочный зал. В 1978 году я ездил по Владимирской области, искал помещение для открытия сельской картинной галереи. Предлагал Мстеру — не вышло. Музей у нас небольшой. А новый выставочный зал должен работать постоянно. Пусть это будет выставка-продажа — никто не против.

Дальше — больше. Необходимо поднять технологии на фабрике. Выделить средства на приобретение нового оборудования для обработки полуфабриката. Потом все окупится. При правильном подходе, конечно. Важно выпускать хорошие, содержательные книги о лаковой миниатюре.

– Продвижение продукции со стороны властей дает результаты?

– Нам, возможно, надо еще не раз встретиться с губернатором Светланой Орловой. Пусть будет и сувенирка, тиражируемая продукция. Но самое главное — нужно поднять количество авторов, которые выдавали бы образец.

– Готовы ли сегодня люди воспринимать лаковую миниатюру. Она им интересна?

– Ценители есть. Но, скажем так, быстро ничего не получится. Для популяризации нужно хотя бы несколько лет.

«Хоть за двести, хоть за пятьсот рублей»

Фабрика, на которой десятки лет работал Лев Фомичев, расположена в самом центре поселка, неподалеку от площади и еще одного предприятия с многолетней историей — фабрики «Мстерская клеенка».

История художественного производства началась в 1923 году. С 1998 году предприятие стало Центром традиционной мстерской миниатюры. Масштабы производства заметно снизились.

Внушительная часть производственных помещений сегодня пустует. Однако мастерские смотрятся живо и уютно. В одной из них художники работают под яркими лампами. На столах — баночки с краской. Среди работ — «Сказка о золотом петушке», «Ой, мороз-мороз», «Садко» и другие мотивы.

Руководитель предприятия Ирина Брюханова перечисляет мэтров, работавших или работающих на фабрике: Льва Фомичева, Вячеслава Некосова, Владимира Мошковича и многих других знают ценители лаковой миниатюры по всей России.

Сегодня на предприятии работают около 70 человек. Авторские работы создают семь художников. По словам Брюхановой, многие скоро достигнут пенсионного возраста, а молодые специалисты на производство идут неохотно.

– Готовить нужно ремесленников, лучшие их которых потом становятся художниками. И молодые люди должны приходить на нормальное производство, к настоящим профессионалам. Но сегодня, увы, человеку с дипломом проще пойти к частнику, который даст заказы на продажу и не будет требовать высокого искусства. Ему важно продать шкатулочку — хоть за двести, хоть за пятьсот рублей. Хорошо еще, если продукт качественный. А то порой грустно смотреть. Все искусство засорили контрафактной ерундой. Это касается многих сфер. И правильно, что сейчас проблемой серьезно озаботилось государство.

«До прекрасных лет мы можем не дожить»

Тем не менее, в будущее Ирина Брюханова смотрит позитивно. Говорит, что администрация Владимирской области и районные власти уделяют поддержке промыслов, ремесленников и мастеров большее внимание. Заметна тщательная работа по брендированию и продвижению местной продукции. На днях Брюханова познакомилась с появившейся стратегией развития народных промыслов России до 2020 года и даже написала на нее рецензию.

– Приятно, что государство обратило на проблемы внимание, занялось ими на федеральном уровне, — говорит Брюханова. — Сейчас нас поддерживает федеральный бюджет — без субсидий просто не выжили бы. А в стратегии детально прописаны вопросы, которые мы затрагивали во время пятого парламентского форума «Историко-культурное наследие России», который прошел в этом году во Владимирской области. Документ нам в целом понравился. Конечно, необходимо добавлять конкретики. Ну, так и работа только начата. Единственное, хочется, чтобы все было реализовано побыстрее. В бумаге фигурируют 2018 и 2019 годы. Мы так долго ждали и опять ждем. Так до прекрасных лет мы можем и не дожить. Но, повторюсь, появлению большой стратегии и поддержке декоративно-прикладного искусства мы очень рады. Важен комплексный подход: в итоге поднимется не только производство, но и туризм. Соответственно, в поселке будет развиваться инфраструктура.

Венеция во Мстере

Помимо большого предприятия, во Мстере сегодня действуют несколько небольших мастерских — эдакие артели на новый лад. Одну из мастерских организовал Сергей Сухов. Раньше он, как и почти все работники мастерской, трудился на фабрике.

Как рассказывает Сухов, сперва его мастерская была иконописной. Следом пришли миниатюристы. Сегодня продукция мастерской продается нормально. Есть заказы, в том числе от епархий.

– У всех свои рынки сбыта. Мы сотрудничаем с постоянными заказчиками. Зарекомендовали себя с самой лучшей стороны, — говорит Сухов.

Художники-миниатюристы в мастерской расписывают блокноты, тарелки, необычные новогодние игрушки и даже компьютерные мышки и коврики. По словам работников, спрос на такие товары есть, даже если они предназначены больше для декора, а не для полноценной работы.

Большие надежды заслуженные художники возлагают на Мстерский филиал лаковой миниатюрной живописи имени Модорова Высшей школы народных искусств. Головное учебное заведение расположено в Санкт-Петербурге. Филиал — на тихой мстерской улочке. За оградой на окраине поселка — уютный дворик, заасфальтированные дорожки. Компактно расположены несколько зданий – учебный корпус, общежитие.

Раньше здесь располагался художественный техникум. К 2012-1013 учебному году в учебном заведении оставались два десятка студентов. Педагогов было больше, чем учащихся. Здание медленно разрушилось. Все изменилось в 2013 году, когда руководить филиалом приехала преподаватель из Санкт-Петербурга Полина Гусева. Собиралась отработать полгода, приехала только для того, чтобы «поднять филиал». Полгода давно истекли, а Гусева все работает.

Вместе с ней мы идем по отремонтированному зданию. Широкие коридоры с новой отделкой, мастерские, где установлено современное оборудование, позволяющее вырезать шкатулки и полностью подготовить их к росписи. В библиотеке за книжками по истории искусств сидят несколько девушек. За столом у окна многоопытный заслуженный художник России Вячеслав Некосов общается с одним из студентов. Юноша сначала слушает мэтра, затаив дыхание. Потом решается задать вопросы.

Мы заходим в светлые аудитории. Никакого хаоса — вдоль стен под большими окнами расставлены парты. За ними десяток девушек и парней пишут, возможно, свои первые иконы. Во второй аудитории воспитанники занимаются миниатюрой. В еще одной просторной застекленной комнате — внушительная выставка студенческих работ. Многие произведения связаны с былинами и древнерусскими мотивами.

– У нас профессиональное разделение. Кто-то учится именно иконописи. Кто-то познает азы лаковой миниатюрной живописи. Есть вышивальное отделение, — рассказывает Полина Гусева. — Это правильно, ведь раньше нашим выпускникам приходилось переквалифицироваться. Они поступали в педагогические вузы, их учили, например, лозоплетению, ковроткачеству. А сейчас ребята изначально получают образование в своих областях.

Провожу короткий опрос среди начинающих художников: многие из них с нетерпением ждут, когда смогут заняться авторскими работами. Сейчас некоторые ребята подрабатывают, вместе со специалистами расписывая и реставрируя храмы. Кто-то мечтает после окончания учебы открыть собственные мастерские. Многие готовы оставаться работать во Мстере.

Вечер. Мы с Фомичевым бредем вдоль речки Мстерка.

— Без лаковой миниатюры Мстеры обеднела бы национальная культура России. А если наше искусство сейчас правильно развивать, по силам горы свернуть. Людям-то интересно! Когда-то я был в Венеции. На площади Святого Марка можно запросто потеряться. Столько народу, которому интересны старина и искусство. Гид, руководители туристических групп ходили с длинными удочками, к которым были прикреплены кусочки цветной ткани: синие, желтые, красные. Чтобы не заблудиться, туристы ориентировались на них. Это удивительная картина. И во Мстере, я уверен, может быть то же самое.

«Мой ребенок погрыз расписную игрушку, SOS!» или как перестать бояться того, чего не надо бояться

Современные детские магазины пестрят игрушками на любой вкус и цвет. Производители доступных среднему классу товаров научились делать из пластмассы всевозможные формы и добиваться всевозможных цветов окраски. Вкус у них, правда, одинаковый – никакой. Да и твердые они, того и гляди ребенок поранит десну или зубик о сколы или швы изделия.

Однако, современные родители привыкли к таким игрушкам и доверяют им. Проводя опрос на нашей странице в ВКонтакте, мы столкнулись с тем, что гуашь, традиционная краска на всех уроках рисования с детского сада, оказалась очень вредной, а лаки, которым в один тонкий слой покрываются изделия для блеска, вообще смертельно опасны! Мы своим долгом считаем необходимость развеять этот миф и рассказать правду о технологии производства деревянных игрушек (на примере нашего производителя), чтобы больше никто ничего не боялся.


Весь процесс изготовления деревянных расписных игрушек можно разделить на три стадии. Рассмотрим каждую подробно.


Стадия "Токарная"


Выбор сырья для производства – очень важный момент. Наши предки делали детские игрушки из текстиля, глины или дерева (подробнее в статье "Традиционная игрушка. Краткая история"). Так что деревянные игрушки заслужили почет и уважение уже очень давно.

Наши партнеры, небольшое нижегородское предприятие во главе с Юртовым Владимиром Васильевичем, делают деревянные изделия в традиционном стиле уже несколько лет. Как происходит процесс выточки игрушек мы описывали в статье «Мастерская. Как появляется матрешка». Если кратко: берется сухое липовое полено, один край обтачивается топором, после чего заготовка вставляется в патрон токарного станка и начинается процесс выточки изделия. Быстрота, точность и аккуратность зависят от опыта мастера.


     

                                 (на фото сам Юртов В.В. в своей токарной мастерской)


У многих возникает вопрос: почему липа? Ведь почти все деревья так или иначе используются в токарном деле. Причины простые до невозможности: липа, или как называли ее наши предки «золотое дерево», очень покладиста в процессе обработки. Ее древесина мягкая, не дает трещин, не теряет объема, не дает стружки, не крошится (а значит занозу посадить будет очень сложно). Конкретно для мамочек плюс в следующем: ребенок начинает грызть изделие (окрашенное или нет, неважно), древесная основа намокает, но не крошится! Получается такая древесно-слюнявая каша, которая безвредна. Попробуйте пожевать летом липовую ветку.


   

                                                                                                  (знакомьтесь, это Липа)


Стадия «Красочная»


Итак, перед нами заготовка для игрушки. Красивая, аккуратная пчелка или обезьянка, или черепаха, или коровка – не важно. Часть заготовок уходит в продажу именно в таком виде, чтобы дети и родители, вооружившись кистями и красками, могли дома создать свой зоопарк. Оранжевый крокодил? Розовая лошадка? Синий заяц? А почему бы нет! Детская фантазия безгранична и этим прекрасна. 


                              (такие вот зверюхи, готовые к раскраске)


Другая часть заготовок отправляется на окраску. Когда красильщица (так себя называют добрейшие тетушки с кисточками в руках) берет в руки игрушку-заготовку, она рассматривает ее, придумывает ее историю, а потом лишь начинает окрашивать. Об этом процессе можно написать отдельный материал, но сейчас лучше поговорим о красках и лаках, что используются для росписи.

Многие родители переживают, что ребенок может отравиться, покусав окрашенное гуашью и тонким слоем лака изделие. Мы, как разрушители мифов, опровергаем это! Не секрет, что раньше для получения ярких цветов использовали анилиновые красители. Жутко цветные и жутко вредные. После их поедания (не важно в каком количестве) у ребенка пропадает аппетит, появляется сонливость, тахикардия, сыпь на коже и еще много чего. Именно поэтому эти краски запрещены к использованию в процессе создания детских изделий! Еще раз, внимание мамочек: АНИЛИНОВЫЕ КРАСИТЕЛИ ЗАПРЕЩЕНЫ ДЛЯ ДЕТСКИХ ИЗДЕЛИЙ!!! Эти красители можно использовать для батика, например, или других видов творчества, но только взрослым и очень аккуратно!


Как обстоят дела с гуашью? Тут все проще. Это краска знакома всем, от мала до велика, еще с детского сада или школьной скамьи. Ей учатся рисовать, малевать, пачкаться, брызгаться и так далее, и тому подобное. Как-то раз, будучи в пятилетнем возрасте, наш редактор съела маленькую ложку оранжевой краски, наивно полагая, что по вкусу она будет напоминать апельсин. Ожидания не оправдались. Совсем. Пришлось запивать водой. Однако, редактор здравствует и поныне и продолжает любить апельсины и краски, но уже по отдельности.

Мы почитали различные «родительские» форумы на тему вредности гуашевых красок для детей. Самые частые жалобы о вреде этих красок относятся к проблемам с вещами. Мол, плохо отстирываются и смываются со столов и стен. В остальном же родители спокойно шутят на тему их вредности, многие рассказывают о своем "гурманном прошлом". Особенно понравился позитив на сайте "Мамусик.ру".

Дальше мы «прогулялись» по сайтам производителей гуаши и заметили одну общую особенность: все краски стали делать «на основе натуральных компонентов и высококачественных пигментов с добавлением консервантов, не содержащих фенол». У некоторых производителей также есть сертификаты на производимые краски (например, у ОАО «Гамма»), где четко прописано, что краска является «изделием для творчества, в том числе для детей от 3-х лет». Нам кажется, что у производителей красок тоже есть дети и они, производители, знают о вкусовом детском любопытстве. Тем более, если бы гуашевые краски были опасны для здоровья ребенка, если бы они приносили вред от одного к ним прикосновения или их попадания в малейшем количестве на язык детеныша человека, то их перестали бы выпускать. Или писали бы строгие инструкции. И даже придумали бы специальный костюм химзащиты для художника!


Думаем, гуашевые краски оправданы перед родительским судом. Изделия, что покрыты слоем, тонким таким слоем, этих красок не опасны для здоровья вашего ребенка (если их не есть килограммами). Единственное примечание – смотрите, чтобы ребенок рисовал кисточкой, а не ложкой. При этом риск поедания краски в больших количествах значительно снизиться!


  

      (дети на мастер-классе по росписи, наши заготовки, гуашевые краски)


Стадия «Конечная»


Когда изделие придумано, окрашено, высушено и стоит перед нами такое красивое, художники предприятия Юртова В.В. покрывают его лаком. Но как же так? Как лаком? Ведь через несколько дней эта игрушка попадет в руки детям! Они будут трогать ее, кусать и всячески испытывать на прочность! А тут лак…

Для всех сомневающихся говорим следующее: в мире очень много полезных вещей, но при большом количестве они наносят вред. И наоборот – в мире очень много вредных вещей, но бОльшая часть из них безопасна в малых количествах. Читая, опять же таки, форумы мастеров и молодых мам, заметили, что все жутко боятся лака. Такое ощущение, что на игрушку выливают просто банку олифы! Или еще чего хуже. В магазинах нашей страны богатый выбор не только колбасы, но и всяких лаков. Производители, прекрасно видя рост волны товаров ручной работы, развитие эко-культуры и эко-воспитания (вообще приставка «эко» очень популярна последнее время и все стараются ссылаться на эко-продукты, надо чаще ее использовать: эко-сыр, эко-книга…), стали делать продукцию, разрешенную для использования в качестве покрытия детских изделий. Почти каждая уважающая себя марка лакокрасочных изделий сделала и сертифицировала хотя бы один товар, пригодный для такого дела.

С деревянными изделиями без росписи все достаточно просто – можно покрыть игрушку воском, можно льняным маслом. А вот разукрашенные изделия надо покрывать лаком, иначе оно недолго будет вас радовать, в отличии от цветного детского языка.

Как происходит покрытие лаком на производстве нашего партнера? Просто. Берется сертифицированный специальный «детский» лак, в него макается кисть и быстро, однослойно, тонко покрывается изделие. Все!

Если же вы желаете совсем необработанную игрушку, то можете найти их в этом разделе


Послесловие


К выбору игрушки для ребенка безусловно надо подходить ответственно и внимательно. Дети заслуживают лучшего. Впереди у них большая и сложная жизнь, а потому в детстве они должны быть самыми радостными и счастливыми. У них должно быть много разноцветных, полезных и развивающих игрушек.



Издревле игрушками детей становились фигурки животных, которые их окружали (резные коники, например), птицы-свистульки, фигурки людей и сказочных персонажей. Раньше сама сказка занимала особое место в воспитании ребенка: перед сном ее рассказывали всей домашней ребятне. Сказка учила различать добро и зло, хитрость и подлость, правду и враньё. Дети, играя персонажами известных им сказок, придумывали свои истории, переделывали сюжеты, осмысливали персонажей. Поэтому колобок – лучшая форма для неваляшки, а ветка дерева или расписная птичка – для свистульки. Не забывайте, что игрушки знакомят детей с формами, цветами, учат их определять эти самые формы в жизни.



По этому поводу вот вам случай из жизни:

Как-то раз редактор гуляла в Московском зоопарке. Наблюдая за тоской большого и старого лося, она услышала разговор мамы и дочки. «Настя – это большой лось, он живет в лесу, у него огромные рога!» - говорит мама. «А почему он не круглый?» - спрашивает дочь. Потому что не все взрослые знакомы с формами и несут ложное представление в массы – отвечает вам наша редакция.


     

                    это Лосяш                                                                                это реальный Лось


В завершении этого большого спича на злобу дня, добавим лишь одно: вы должны не только любить своих детей, но и готовить их к будущим трудностям. И если он сгрызет или съест пару грамм гуашевой краски, то это не самое страшное в его жизни. Гораздо страшнее, если он будет думать, что пингвины живут лесополосе, сказку про колобка написала Агния Барто, а гамбургер – традиционный русский бутерброд.




Напоминаем, что ваше мнение может не совпадать с мнением редакции. Такое бывает.



Женские ремесла народов севера, лекция в книжном магазине «Фаренгейт 451»

История и культура северных народов России интересная и глубокая. Изучать ее можно долго. И прекрасно, что есть еще люди, которые увлекаются столь нелегкой темой и делятся своими знаниями. Редакция «Крафтерии» побывала на лекции «Женские ремесла северных народов», одной из цикла, что читает Ирина Горенькова в книжном магазине «Фаренгейт 451» по понедельникам. Вольным пересказом содержание лекции изложено ниже, с согласия автора конечно же.


Редакция «Крафтерии» РЕКОМЕНДУЕТ посещение этих лекций!


Женщины занимались ремеслами в свободное от основных работ время. Лишь когда они постирали, приготовили еду, устроили хозяйство на скотном дворе и в доме, уложили детей, лишь тогда они садились за ткацкий станок или прялку.

К женским промыслам можно отнести следующие виды: шитье, вышивание, вязание, украшение дома, прядение и ткачество. Надо отметить, что вязание было не особо популярным: вязались носки, рукавицы, нижние юбки и только. Причиной тому поверье, что шерсть защищает от темных сил только тех, к кому они уже прикасались. А признаваться в этом хотели не все.

Любая одежда предназначалась не только для прикрытия тела, но и для защиты от злых духов. Потому наряды всегда была длинными и вышитыми различными обережными и ритуальными орнаментами. Надо сказать, что просто так, для красоты, наши предки ничего не делали, они верили в иные миры и старались всячески обезопасить себя, свою семью и дом.


Женская одежда состояла из следующих элементов: нижняя рубаха (длина в землю), верхняя рубаха (ее наличие свидетельствовало о достатке в семье), сарафан (длина тоже в землю) цвета красного кумача или темно-синий, украшенный золотным шитьем. Про цвета надо сказать отдельно: в одежде использовались белый, красный кумачевый, золотой, синий и черный цвета (последние два наблюдаются редко). Иногда сверху сарафана надевали коротёну, но право на это имели лишь замужние женщины, имеющие детей. Таких женщин приравнивали к богиням и очень почитали в обществе, чем больше детей, тем больше почет. Повседневный, «рабочий» наряд выглядел проще: нижняя и верхняя рубахи, понева (юбка) с лямками или без. К украшениям северные женщины относились прохладно, зато старались богато и красиво расшивать свои наряды золотыми нитками, ракушками или речным жемчугом. Женских головных уборов было также несколько видов: повойник (из ткани «повоя», что значит «привозная») с расшитым очельем и завязками-подзатыльниками, повязка, отличающаяся от повойника лентами для завязывания, сорока (невысокий головной убор, красиво расшитый), кика (тонкая древесина, обтянутая тканью, красиво расшитая, по высоте определяли опытность и мудрость женщины), кокошник или корона (больше свадебный или девичий праздничный головной убор, богато расшитый и надевающийся поверх повойника). На праздники типа Масленицы, Ивана Купалы и Радоницы одевались всегда ярко, расшивали даже подол нижней рубахи! Любой мужчина мог во время гуляния слега загнуть подол понравившейся девушки и посмотреть изнанку вышивки: наличие узелков считалось дурным знаком. Поэтому девушки тщательно готовились к таким дням и расшивали свои наряды богато и аккуратно. Еще одним обязательным элементом одежды были пояса: один пояс повязывали с рождения на голое тело, затем, после 12-ти лет начинали носить верхние пояса, которые также ткались с различными орнаментами.

Отдельно стоит сказать о детской одежде. Ее шили, а точнее перешивали, из старых одёж родителей с добавлением новых элементов вышивки (преимущественно черного цвета).


Так повелось, что женщине подчиняются силы земли и воды, а мужчине – огня и воздуха. Отсюда и пошло разделение на промыслы и домашнее хозяйство. Традиционно женщины занимались домом и землей, а мужчины – тяжелыми ремеслами и войной. Но естьь и исключения: у саамского народа женщины ходят на рыбалку, а мужчины занимаются готовкой. Такое «стихийное» разделение отражалось и на орнаментах вышивки. По сути, вышивка – это некая тайнопись, по которой можно распознать человека, его род занятий, откуда он прибыл, каким богам он служит.

Любимыми у народов севера были природные и животные символы: вода, огонь, солнце (солярные), земля, вспаханное поле, снежинки, лес, папоротники, семяна, деревья, олени и кони, орел. Кроме того, на женских нарядах были популярны вышивки богинь Лады и Макоши. Они отличались направлением рук: если руки направлены вниз, к земле, то это Лада, если руки направлены вверх и что-то держат (птиц, растения, животных), то это Макошь.


Далее приведем примеры символов с описаниями:




         

                Богиня Макошь                                               Богиня Лада


Интересно, что существование Яви и Нави воспринималось естественно, они дополняли друг друга, как Инь и Янь.

На вышивках каждая точка и поворот нити имеет свое значение. Например, редкий, но важный случай, когда девушка «выпускала» нитки, они торчали из узора. Так девушка говорила, что дала клятву не выходить замуж. Случаи бывали разные – у кого-то не возвращались любимые с походов, у кого-то не состоялась свадьба. 

Отличительной чертой поморской вышивки являются красно-белые ромбики и неоконченные символы. Самая разноцветная вышивка – ижорская, в ней встречаются и желтый, и синий цвета. Кроме того, ижоры любили изображать вереницы лошадей, идущих с востока на запад, и любили заканчивать полосы вышивальных рядов мелкими точками в шахматном порядке. Саамы же, наряду с богатой вышивкой, любили украшать одежду железными или оловянными заклепками и застежками. Еще один занимательный факт про саамов: они вышивали оленьими жилами, которые были опущены в олово, а затем аккуратно и тонко вытянуты.


Напомним, что ткань изначально ткалась светлого цвета. Затем полотна вымачивали или вываривали в различных растительных красителях: листья молодой березы давали зеленый оттенок, иван-чай окрашивал в медный или темно-красный (в зависимости от крепости отвара), дуб придавал глубокий синий цвет (совсем не такой, к какому мы привыкли), пастушья сумка использовалась для желтого окраса.


Отдельного места в нашем рассказе заслуживает странный узор «календари»:


   


Эти круглые, порой не симметричные, с непонятными загогулинами, узоры – действительно обозначали определенные годовые циклы. Даже чем-то похожи на календари майя. Обратите внимание на шов вышивки: нитка выходит, как бы, из предыдущей петли. Так вот, круг – это год. Начало года отмечено «шишкой». Каждая длинная петля или завитки – это месяцы, а короткие по кругу волны – недели. Спиралевидные ответвления на различных сторонах круга, похожие на головы коней с волнистыми гривами или птиц – особо важные праздники. Небольшие шишки в разных частях круга – праздники меньшей значимости. Ну а цвета, само собой, времена года. С 19-ого века функциональное значение этого вида вышивки упраздняется и начинают добавляться различные элементы, не несущие смысловой нагрузки.


После лекции было свободное общение, и довольно приятное, надо отметить! Да и сам магазинчик "Фаренгейт 451" тоже довольно тихое и приятное место. 

"На покемонах и барби мы же никогда не воспитаем нормального человека" - Геннадий Дрожжин, председатель правления Ассоциации "Народные художественные промыслы России"

Статья была опубликова в "Аргументах и Фактах" 13 декабря 2014 года в преддверии зимней московской ярмарки-выставки "Ладья". Публикуем ради нескольких резких цитат председателя правления Ассоциации (по делу говорит) и ради благодарности массовому изданию за внимание к теме народных промыслов


Таланты на подносе. Нашим промыслам даже Запад завидует


Народный промысел - не нефть и не газ, а гжель, хохлома, жостово. Он не кормит нашу страну, но без него Россия не была бы Россией. И сейчас специалисты бьют тревогу: наше национальное достояние приходит в упадок!


В этом году мы потеряли городецкую роспись: осталось всего 5-6 мастеров. Не больше 10 человек ещё знают, как из нароста на корне берёз сделать уникальное изделие, например, шкатулку с потайными ящичками, - это умельцы из Кировской области. На грани закрытия Жостовская фабрика художественной росписи по металлу и Богородская фабрика деревянной игрушки - на них не более 30 мастеров! А ведь нашему достоянию буквально завидует Запад, давно утративший этот пласт культуры и навык ручного труда, идущий из глубины веков. Ведь некоторым из промыслов по семь сотен лет, как, например, гжели!


«Попса и сама выживет»


Хохломская роспись, гжельский фарфор, ярославская майолика или ростовская финифть при всей их красоте лишь часть нашего великого культурного наследия. Вологодское и елецкое кружево, богородскую и беломорскую резьбу по дереву, кубачинские ювелирные украшения, холмогорскую и тобольскую резную кость, жостовские и нижнетагильские расписные подносы, скопинскую и псковскую керамику, торжокское золотное шитьё, кисловодский фарфор, оружие златоустовских и тульских мастеров, художественное ткачество и вышивку различных регионов России - почти все промыслы из 65 регионов - страны вот уже третий десяток лет объединяет Ассоциация «Народные художественные промыслы России», которая все эти годы борется за сохранение традиций.


- Поразительно: эти промыслы пережили и войны, и революции, и мор, и глад, и бунты, а в наши сытые, довольно благополучные и цивилизованные времена пребывают в забвении! - говорит Геннадий Дрожжин, председатель правления Ассоциации. - Сегодня промыслы находятся в очень тяжёлом положении. Почти 20 лет идёт постепенное сокращение численности рабочих и объёмов производства. Не идёт к нам молодёжь, которую гораздо сытнее прокормит какая-нибудь должность охранника, и уходит предыдущее поколение, имеющее навык и владеющее тайной ремесла. А ведь руки, талант человека - их ничем не заменишь! Да, у нас есть господдержка, 300 млн рублей, - но разве этого достаточно? Из них 20% уходят государству обратно в виде налогов. Инфляция съедает выделенный бюджет. И, таким образом, остаётся менее 150 млн, но они так распределяются, что одна половина идёт на 3 предприятия, а вторая половина - на остальные 70. У промыслов нет денег на техническое перевооружение, на реконструкцию действующих подготовительных производств. Ещё одна проблема: в Москве нет ни одного приличного салона, где можно было бы гостям столицы посмотреть и купить не подделки, а настоящие товары. И ведь речь не идёт о миллиардах, которые тратятся на космос или оборонку, - наши потребности гораздо скромнее. Тем не менее пока нас не услышали… В декабре состоится заседание Госсовета по культуре, на котором, мы очень на это надеемся, будет поднят и вопрос о народных промыслах. Ведь руководство страны на нашей стороне, политическая воля есть: президент Владимир Путин уже сказал, что попса и сама выживет, а народным промыслам нужна поддержка, как это делается во всех странах мира.


- Это одна из важнейших задач сейчас - сохранение идентичности России! - утверждает председатель правления Ассоциации народных промыслов. - Наши традиции воспитывают доброту, понимание и любовь к родной культуре. Я считаю, что народные промыслы надо преподавать в школах, даже в детских садах, ведь у нас прекрасные, экологически чистые игрушки. На покемонах и барби мы же никогда не воспитаем нормального человека. А интерес к искусству народа - он у нас в крови, это заложено на генетическом уровне, ведь многие и многие поколения видели и ту же хохлому, и тот же палех, и то же федоскино…


Эти изделия - не просто товар: они становятся семейными реликвиями. Народное творчество с годами только прибавляет в цене, эти вещи передаются от родителей к детям. Где же можно познакомиться с уходящей, но живущей надеждой на спасение народной культурой, увидеть весь спектр промыслов и купить неподдельные изделия русских мастеров? На выставке «Ладья», входящей в план основных мероприятий Года культуры в нашей стране, которая состоится в Москве перед Новым годом. Там очень ждут россиян, которые ещё не забыли, что такое настоящая Россия.


Автор: Иван Полынин

Оригинал текста тут




"Русская" матрешка родом... из Китая

Довольно-таки интересная и местами провокационная статья. Решили не копирайтить и поместить ее целиком с сохранением всех авторских прав. Материал взят с сайта "Совершенно секретно", автор текста Егор Верещагин, фотограф ТАСС/Интерпресс Елена Пальм


АЗИАТСКИЕ СУВЕНИРЫ ЗАПОЛОНИЛИ НАШ РЫНОК, ПОСТАВИВ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОМЫСЛЫ ПОД УГРОЗУ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ



Шкатулки с цветастой росписью, яркие матрешки, гравированная посуда и прочие изделия народных художественных промыслов (НХП) – неплохие подарки, которые можно без особых колебаний вручить не только представителю иностранной делегации, но и россиянину или, скажем, ребенку (если это игрушка). Многие так и поступают, о чем свидетельствует не оскудевающее предложение: витрины магазинов (как специализированных, так и нет), ларьки в подземных переходах и даже особые столы на рынках ломятся от обилия народных сувениров. Но здоровой ситуация выглядит только с виду. Довольно часто эти изделия (а многие из них прочно ассоциируются в массовом сознании с чем-то исконно «нашим») не снабжены опознавательными бумажками и за версту пахнут химией – так, что поневоле начинаешь сомневаться, тот ли это самый сказочный «русский дух». И сомнения, увы, оправдываются, когда на этикетках некоторых таких товаров (в том числе и на матрешках) читается неброское Made in China. Покупатели улыбаются, повертев в руках «родную» игрушку из Поднебесной, но положение настолько серьезное, что тут, в общем, не до улыбок. Почти весь (!) российский рынок сувениров забит изделиями, наштампованными за рубежом. В результате при растущем спросе российские НХП сегодня на грани исчезновения. Очередная нелепица постсоветской действительности: национальное, казалось бы, достояние, возникшее и веками создававшееся только у нас, успешно подделывается сегодня в Китае. Оттуда суррогаты завозятся к нам же и активно продаются под видом изделий российских художественных промыслов. Иногда к этим товарам даже приклеивается этикетка, на которой обозначена российская фабрика, но по факту это оказывается банальный и не очень удачный плагиат. И люди – вне зависимости от того, что написано на бумажном ярлыке и есть ли он вообще, – покупают в основном именно подделки, потому что – дешево: большая расписная матрешка стоит 500–700 рублей, ее контрафактное подобие – 100–200. Эта негативная тенденция, возникшая в 1990-х годах, привела к тому, что 90 % рынка русских сувениров, по оценкам экономистов, составляют зарубежные товары (в основном они приезжают из Китая, хотя некоторые – из Украины, Белоруссии, Польши). Везут из Поднебесной все – и откровенные подобия изделий НХП, и более-менее абстрактные сувениры с нашей национальной, тем не менее, символикой. Вот банные шапочки и рукавицы с пятиконечными красными звездами и вполне себе русской надписью «Главный банщик»; вот пластиковые, крашеные под металл значки с советской символикой и полузабытыми воодушевляющими лозунгами; вот графины и рюмочки с изображением руководителей нашей страны… Вот даже гравированные ложки, которые по идее должны делаться на одном из предприятий НХП в Челябинске… Все это – Made in China. Цена этих сувениров не на высоте – точно так же, как и качество. «Привозная продукция, как правило, не отличается высоким качеством, не имеет необходимых сертификатов и зарегистрированных торговых марок и поэтому продается значительно дешевле оригинальных образцов», – отмечает помощник полпреда в Приволжском федеральном округе Олег Машковцев.


КАК РАСПОЗНАТЬ СУРРОГАТ


Особняком стоит расписная деревянная матрешка, которая также производится сегодня «на фабрике мира». Сразу ответим на возможные выпады: да, сама по себе идея игрушки, в которой затаились другие, зародилась, судя по всему, в Японии. Но «обтекаемая», «женская» фигурка со славянским личиком и с узорами, появившимися исключительно в керженских и вятских лесах, – это, извините, именно наша, русская матрешка, которую не спутаешь с азиатскими старичками и зверьками, замысловато запрятанными друг в друга. Поэтому о подделке в данном случае разговор уместен. Другой вопрос – как отличить китайский суррогат от предмета нашей национальной гордости. Если вы торопитесь с покупкой и не особо вглядываетесь в сувенир (расчет по большей части сделан именно на это), ошибиться довольно легко. Но при тщательном рассмотрении всплывают «проколы»: ядовитый запах (наши матрешки покрыты лаком, который не только приятно пахнет, но и безопасен, если ребенок будет грызть игрушку. – Прим. ред.), «пиксели» и несостыковки в узоре (в Китае изображение наносится с помощью полиграфических станков, у нас же каждое изделие расписывается вручную, причем несколькими мастерами. – Прим. ред.), примитивные рисунки и набор цветов, не соответствующий традиционному (при изготовлении хохломской матрешки, к примеру, используется четыре цвета: красный, желтый, зеленый и золотой. – Прим. ред.). Дополнительное отличие – для тех, кто разбирается в породах дерева: наша продукция изготовлена из березы или липы, китайский же плагиат – из другой древесины.


«ДАЛЬНИЙ ВОСТОК МЫ УЖЕ ПОТЕРЯЛИ»


Сколько таких подделок пересекает ежегодно границу и какой объем продаж они дают, выдавливая таким образом с рынка сделанные в России сувениры, – посчитать не представляется возможным. По самым скромным подсчетам, речь идет о десятках миллионов изделий, которые, в свою очередь, дают их продавцам миллиардные выручки. Относительно свежий и весьма показательный пример: летом 2013 года в Перми была арестована крупная партия из 20 тыс. «русских» матрешек, произведенных в КНР. Оригиналы делают на фабрике «Хохломская роспись» (город Семенов Нижегородской области), которая имеет невосполнимые финансовые потери в результате подобных контрафактных траншей. Поэтому ничего удивительного нет в том, что представители именно этого предприятия «вскрыли» данный инцидент и попытались добиться реакции со стороны правоохранителей. В результате контрафакт… вовсе не был изъят и уничтожен или же возвращен обратно в Азию, хотя именно такую развязку подсказывает логика. Несмотря на то что на оригинальную хохломскую матрешку у российской фабрики есть зарегистрированные права, партию арестовывать не стали, и она разошлась по розничным точкам. Здесь надо отметить, что это только одна из множества таких поставок, которые регулярно осуществляются из Поднебесной – просто остальные остаются в тени, а эта «засветилась». «В результате Дальний Восток, к примеру, мы уже потеряли полностью, – констатирует директор ЗАО «Хохломская роспись» Елена Краюшкина. – Там засилье китайских сувениров, что-либо везти туда из центральной России уже бессмысленно». Куда же, спрашивается, смотрят российские силовики? Почему они не приняли и не принимают мер? Почему им проще быть лояльными к продавцам поддельного товара, нежели прислушиваться к доводам отечественного производителя? Комментируя этот и другие подобные инциденты, Елена Краюшкина объясняет: «Первые свидетельства и патенты мы начали получать еще в 1980-е годы, сейчас мы их только поддерживаем. Но у нас как у предприятия патентное право. Авторского права, которое принадлежало бы одному физическому лицу, у нас нет. Увы, таможенное законодательство защищает только авторское право». Здесь необходимо объяснить такую тонкую вещь: те художественные ремесла, которые сохраняются «на дому», исключительно в кустарном виде, – обречены на исчезновение, поскольку в один прекрасный момент передать мастерство станет некому. В той же Нижегородской области, к примеру, пока еще делается федосеевская топорная игрушка, но весь этот промысел держится на одном энтузиасте. Поэтому единственный полноценный способ сохранить НХП – это каким-то образом поддерживать фабрики, где так или иначе происходит передача умений от старых сотрудников к новым и по максимуму практикуется ручной труд: технологический процесс специально сведен к минимуму, чтобы поддерживать традиции. При этом некоторые работники, получив навыки, уходят с этих предприятий и организуют кустарный промысел. Понятно, что если среди таких «вольных мастеров» окажется обладатель авторского права на изделие, существование фабрики (а стало быть, и промысла как такового) будет поставлено под угрозу. Поэтому предприятия НХП и не регистрируют авторские права. Но здесь вопрос больше не к предприятиям, а к законодателям, которые давно уже могли бы защитить русские сувениры: достаточно внести поправки, которые могли бы наделить патент предприятия на дизайн оригинального сувенира такой же силой, какая имеется у авторского свидетельства. Насколько мы знаем, подобных поправок и в проекте нет. «Необходимо также внести в Федеральный закон «О народных художественных промыслах» изменения, чтобы вообще закрепить понятие контрафактного изделия НХП, – считает заместитель губернатора Нижегородской области Евгений Люлин. – Мы предлагаем целый ряд критериев, которые позволили бы бороться с контрафактом».


ОРИГИНАЛЫ ПЫЛЯТСЯ НА ПРИЛАВКЕ


Однако вопросы возникают и к исполнительной власти. «У нас на китайский импорт смотрят почему-то сквозь пальцы, – вздыхает директор кировского предприятия «Сувенир» Александр Онучин, – и фактически отечественный производитель уникальной продукции не защищен ничем». По данным Александра Онучина, кировскую матрешку китайцы подделывать не научились – ну или просто не видят смысла. Проблемы у этой фабрики больше с бывшими сотрудниками, которые занимаются кустарным промыслом и составляют серьезную конкуренцию (такая же точно ситуация и в Семенове Нижегородской области, где делают хохлому). А вот с производством (вернее со сбытом) сувенирных шахмат и шашек у кировского предприятия большие трудности, так как подобная продукция в массовом порядке завозится из Китая и продается по низкой цене. Ну а чиновники… Мало того что они любят дарить различным своим партнерам авангардные артефакты непонятного происхождения вместо родных сувениров – так слуги народа еще и надавить на торговлю не в состоянии. По словам Елены Краюшкиной, по пальцам можно пересчитать магазины, которые идут на заключение с «Хохломской росписью» особого договора: продавцы обязуются не реализовывать контрафакт, фабрика же дает им льготы по оптовым поставкам. И вот что интересно – спрос на фабричные сувениры в этих магазинах в 10 (!) раз больше, чем в других. То есть остальные торговые точки (в том числе и крупные сети) реализуют дешевые подделки, тогда как оригинальные, безопасные для здоровья изделия НХП пылятся на полках. Могли бы российские (ну или региональные) власти заставить продавцов сувениров обязать заключать подобные договора с предприятиями народных художественных промыслов? Думается, что могли бы… «Но они говорят: «у нас нет административного ресурса», – вздыхает Елена Валентиновна. Заместитель директора по НХП ЗАО «Городецкая роспись» Вячеслав Грушин также считает, что помочь НХП должны как раз держатели пресловутого административного ресурса: «Да, на сегодняшний день вопрос об авторском праве открыт, не совсем понятно, как и кто его будет защитить… Но чтобы сохранить промыслы на территории области, на региональном уровне необходимо создать отдельный департамент, который занимался бы исключительно этими вопросами». Добавим, что ситуацию могло бы улучшить введение единого национального бренда и единой маркировки для НХП. В этом случае на территории стран СНГ остальные народные сувениры, продающиеся без маркировки, будут запрещены. Но чиновники уже не первый год проводят совещание за совещанием, на каждом из которых говорится о данной мере, а единой маркировки как не было, так и нет.


ДАЛЬШЕ КАТИТЬСЯ НЕКУДА


Вообще, с народными художественными промыслами сложилась такая интересная ситуация: слуги народа разных уровней уже который год твердят, что обращают внимание на проблемы этих уникальных предприятий, пишут стратегии и программы, заседают… И как-то параллельно с этим предприятия загибаются, а проблемы остаются нерешенными. Помимо дешевых подделок, художественным ремеслам не дают развиваться следующие факторы. Растет налоговая нагрузка на предприятия НХП, которые не освобождены от дани в казну. Причем ситуация усугубляется: известно, к примеру, что с 2015 года будут увеличены ставки по страховым взносам на 7 %. «Если мы говорим, что это национальное достояние, нужно принять решение максимально освободить эти фабрики от всех существующих налогов», – считает Евгений Люлин. Однако не все так считают. Директор департамента развития внутренней торговли Минпромторга РФ Денис Пак, лоббирующий уменьшение для народных ремесел налоговой нагрузки, отмечает, что с Минфином и Минэкономразвития договориться по данному вопросу пока не удается. Если, допустим, освободить предприятия НХП от страховых выплат, федеральный бюджет потеряет 300 млн рублей. Денис Пак уверен, что это сумма небольшая в масштабах страны, но, видимо, его коллеги из других министерств думают иначе. Нет целенаправленной и масштабной политики по закупке органами госвласти сувениров – изделий художественных промыслов. По сути, чиновники дарят своим коллегам, партнерам, представителям зарубежных делегаций то, что им вздумается. В том числе и китайские суррогаты. Субсидирование предприятий НХП со стороны государства уже четвертый год остается на прежнем и достаточно смешном уровне – 300 млн на всю Россию. А если учесть инфляцию, можно говорить об автоматическом ежегодном снижении поддержки. Вместе с налогами дорожают и коммунальные ресурсы. При этом государственная поддержка в рамках полученных субсидий на электроэнергию и газ была снижена в этом году на 5 млн рублей. Все это в совокупности привело к тому, что предприятия НХП оказались в удручающем положении: они вынуждены сокращать как производство, так и кадры. Вы только вдумайтесь: средняя зарплата в данной отрасли по тому же Нижегородскому региону составляет 13,5 тыс. руб­лей – немудрено, что сегодня на предприятиях НХП наблюдается отток кадров. Дальше, как говорится, катиться некуда. При этом российские власти – как законодательные, так и исполнительные – настолько озабочены сегодня курсом нефти и экономией бюджета, что могут и вовсе позабыть о том, что народным промыслам, вообще-то, нужна срочная помощь.


МНЕНИЕ


Геннадий Дрожжин, председатель ассоциации «Народные художественные промыслы России»: «Народные промыслы в тяжелом положении. За последние 10 лет погибло около 40 предприятий НХП: в Карелии, в Архангельске, в Рязанской области… Нужно срочно усиливать государственную поддержку. У нас есть федеральный закон, где говорится, что должна быть господдержка этой отрасли. Он выполняется не в полной мере, и предприятия находятся в сложном финансовом положении. Мы теряем эту отрасль: идет определенная пропаганда, множатся подделки – Россия теряет идентичность. Основная причина – отсутствие внимания со стороны федеральных органов исполнительной власти. Почему я говорю про внимание? Потому что те суммы, которые выделяются на поддержку промыслов, не выдерживают никакой критики».


Полезное: Как ухаживать за изделиями из скани


Итак, вы стали радостным обладателем филигранного изделия. Но как любые вещи ручной работы, они требуют бережного обращения и ухода. Серебро - удивительный металл, но в результате различных факторов (влажности, серы в воздухе, резкого изменения обменных процессов в организме и т.д.) серебро темнеет (это неизбежно) и тускнеет. Дело не хлопотное и не пыльное, просто надо знать несколько правильных способов. 


Так вот, правильный первый способ: протереть его мягкой тканью, подержать в мыльном растворе, а затем сполоснуть и насухо вытереть.


Правильный второй способ: использовать раствор питьевой соды (50 г соды на литр воды), а вместо мягкой ткани используйте полировочную материю, качественный войлок или замшу.

Правильный третий способ: воспользоваться специальной ювелирной косметикой. Сейчас такие средства представлены в широком ассортименте: салфетки, пенки, растворы и т.д. Достаточно опустить изделия в раствор и через несколько минут они вновь засверкают мягким блеском. Кроме этого, специальные ювелирные средства покрывают поверхность изделия тонким защитным слоем, который может оградить его от потемнения в дальнейшем.


Правильный четвертый способ "народный": изделие нужно опустить на несколько часов в воду, в которую предварительно был положен очищенный, мелко-нарезанный картофель. После этого останется только ополоснуть и протереть его.


Правильный пятый способ: потемневшее изделие можно очистить механическим способом от загрязнения (мягкой щеточкой). Затем заполнить любую алюминиевую емкость (кастрюлю) раствором пищевой соды (30-50 гр. на литр воды), довести до температуры 90°С. Погрузить изделие в раствор и держать до удаления потемнений. Потом изделие промыть под струей проточной воды, просушить.


Примечание: алюминиевую емкость можно заменить на фарфоровую или эмалированную емкость с добавлением в нее алюминиевого лома.


Необходимо запомнить: после каждой чистки или ополаскивания обязательно насухо вытирать серебряное изделие мягкой тканью или просушивать феном.


НЕ СТОИТ ДЕЛАТЬ СЛЕДУЮЩИЕ ВЕЩИ:

1. Использовать салфетки, бумажные полотенца, потому что из-за своих волокон они оставят царапины на серебре и сделают поверхность матовой, лишив ее первоначального блеска.

2. При чистке изделий из серебра с чернением ни в коем случае нельзя использовать нашатырный спирт!


И пусть наши красивые изделия в традиционной технике скани радуют вас многие лета!

Мастерская. Матрешки в технике традиционной народной росписи

Процесс создания изделий традиционных народных художественных промыслов абсолютно ручной. В каждое произведение мастер вкладывает душу и надеется, что оно принесет в дом будущего владельца уют, тепло и гармонию.



Во время нашей поездки в р.п.Вознесенское Нижегородской области мы побывали не только в токарной мастерской Юртова Владимира Васильевича, но и посмотрели, как красильщицы (так себя называют мастера по росписи) доводят до совершенства деревянные заготовки матрешек.

Все начинается с того, что матрешка 2-3 раза покрывается крахмальным клейстером, который варится так же, как кисель. Крахмал в данном случае применяется картофельный. Когда раствор готов, его берут пальцами на руки и растирают между ладонями, делая тонкий равномерный слой, который наносят на матрёшку. Сушка после каждого покрытия проводится в тёплом помещении (в комнате) при комнатной температуре.

После «крахмальных процедур» на матрёшку, хорошо просушенную, наносится тушью контур будущего рисунка, используя при этом ученическое перо или фломастер.

Первым делом прописывается лицо: каждая ресничка аккуратно выводится тонкой кистью. Для росписи используют беличьи или колонковые кисти.


  


После контур рисунка окрашивается в тот цвет, который задуман, при этом применяются кисти и различные тычки, сделанные из капроновой ткани или ваты.

Красители применяются синтетические – ярко-желтый, ярко-алый, ярко-фиолетовый, красный, голубой, ярко-синий, фиолетовый. Разводят красители в воде (60-70 градусов) из расчёта 6-8 гр. красителя на 1 л. воды.


  


Третьим этапом наносятся главные элементы узора: цветы, ягоды, листики. Пока только намечаются фигурами – прорисовка будет потом.



И наконец наступает самый ответственный момент, требующий терпения, навыков и аккуратности. Снова работая тонкой кистью, красильщица «наряжает» матрешку: завитушки, мелкие цветочки, прожилки, контуры.


  


С годами у каждого мастера вырабатывается свой подход к процессу росписи. Другая красильщица, украшая матрешку в технике полхов-майданской росписи, наоборот, сначала прописывала детали, а потом покрывала общим цветом. Для усиления яркости в краску добавляют немного спирта. Так же можно использовать краски «Гуашь художественная». Масляные и нитрокраски используются после покрытия матрёшки лаком. Различный цвет таких красок достигается добавлением анилиновых красителей.


  


После окраски матрёшка покрывается лаком. Для лакировки применяется лак по дереву или металлу алкидный высокоглянцевый. Если лак густой, то он разбавляется скипидаром или уайт-спиритом. Лакировка проводится таким же способом, как и грунтовка.


Теперь игрушка может поселиться в доме добрых людей.


Мастерская. Как появляется матрешка

Все игрушки и предметы быта наши предки делали своими руками. Потому их работа так ценилась, а мастерство передавалось от отца к сыну. Потому каждое изделие было уникально: ему уделялось время человека, передавались настроение и характер. Юртов Владимир Васильевич, руководитель небольшого предприятия по производству традиционных народных художественных промыслов в р.п.Воскресенское, Нижегородской области, показал нам в своей мастерской как появляется матрешка.


Игрушка, как любое другое токарное изделие, «вырастает» из небольшого липового полена. Дерево заготавливается во время движения сока, т. е. с мая по июль месяцы. Затем дерево освобождают от лубка. Древесину надо обязательно просушить на открытом воздухе, в проветриваемом помещении или под навесом в течение пары-тройки лет.

Сухую древесину разрезают циркулярной пилой или другим способом на заготовки. Один край обтачивается топором, после чего заготовка вставляется в патрон токарного станка (по дереву).


  


Станок запускается и начинается выточка изделия, создается нужная форма. Процесс кажется быстрым и легким, но за этим стоит многолетний опыт и чувство материала.


  


Для матрешки сначала вытачивается грубо верхняя часть, голова. В процессе работы мастер может поменять несколько инструментов. Весь токарный инструмент, который имеет деревянные ручки, держится токарем в руках и опирается на подставку токарного станка.


  


Затем верхняя часть подгоняется к вращающейся болванке и точится нижняя часть матрёшки. По окончании токарных работ, матрёшка зачищается наждачной бумагой, если это необходимо. Мастер использует одно полено для нескольких изделий.


  


Это первый вариант создания матрешки. Но мы знаем, что они не всегда бывают разборные. Хороший мастер умеет делать цельные фигуры. Процесс их создания похож на предыдущий. Все начинается с головы – с помощью инструментов вытачивается верхняя часть и плавный переход к «туловищу». Определяются границы основания изделия.


  


Затем сглаживаются все неровности и начинается работа над основанием. В процессе работы токарь использует различные специальные металлические инструменты: трубочка, долото, резец, сверло и т. п. Поворачивая разными сторонами лезвия инструмент, мастер задает нужное направление резьбе и формирует правильные углы переходов.


  


На завершающей стадии матрешка отделяется от заготовки. Ее основание выравнивается, чтобы она была устойчивой.


  


Теперь изделие готово для росписи и дальнейшей обработки, которые производятся уже в других мастерских. Каждая матрешка подписывается.


  


После выточки все инструменты убираются на место, изделия ждут переезда в соседнюю мастерскую, а мастер готовится к созданию нового произведения традиционных народных художественных промыслов.

Утонченный промысел

История филиграни начинается также давно, как и история нашего государства: на раскопках курганов IX и X веков археологи находили филигранные изделия. Это искусство тесно связано с нашим народом, и связь эта не прерывается до сих пор благодаря верным своему делу мастерам.


На Руси этот вид промысла изначально назывался «скань», от глагола съкати «сучить», «свивать в одну нить несколько прядей». Позже, в XIII веке, пришло в язык слово заморского происхождения «филигрань», отражавшее и дополняющее суть промысла – тонкая нить и мельчайшие шарики стали частью узора изделий. Изначально филигранные изделия производились в царских и монастырских мастерских. После XVII века в изделиях стали применяться большие и маленькие камни, хрусталь и перламутр. Серебряные вазочки, шкатулки и другие небольшие предметы заполняли домовое пространство людей. Филигранные изделия в доме означали наличие эстетического вкуса у хозяев. Когда в XIX веке появились фабрики, то технология производства перешла на новый, более совершенный уровень. Параллельно произошло разделение мастеров по направлениям: домашняя посуда, церковная утварь, принадлежности туалета. 


Главным производителем филиграни в России стало «Казаковское предприятие художественных изделий» (КПХИ), которое отсчитывает свою историю с 1927 года. Тогда в селе основался металлический промысел, а через 12 лет артельщицы Казаковской металлической артели под руководством О.И.Таракановой собрали первый подстаканник. Именно из этой картели и выросло современное предприятие. Визитной карточкой завода стали изделия, выполненные полностью в технике филиграни. Каждый художник составляет эскиз, старается придумать новые элементы узора, чтобы лучше подчеркнуть форму, соблюдает правила чередования крупных и мелких деталей, чтобы сохранить пропорции. В конце мастер может добавить камушков или золотую нить, чтобы изделие было неповторимым. Все изделия КПХИ изготавливаются вручную. Иной раз мастер несколько дней бьется над новым эскизом, а как закончит творить на бумаге, начинает набирать каркас из гладкой или закрученной проволоки, на который уже приклеиваются другие детали. Далее изделие посыпают серебряной припоем и спаивают. При этом действии бумага сгорает, а предмет становится прочным. Внимательно рассматривая изделие, можно увидеть какие узоры встречаются чаще всего: веревочки, шнурки, плетение, елочки, дорожки. К ним добавляются металлические шарики, что придает изделию дополнительную рельефность, игру света и тени. Каждый этап сборки изделия выполняет мастер определенной квалификации. На казаковском предприятии таких мастеров около сотни и каждый из них продолжает традиции своих предшественников.


Сегодня изделия из скани принято дарить высокопоставленным чиновникам, административным работникам, бизнесменам и церковным приходам. Однако раньше этот промысел был более доступным для людей. Сегодня филигрань - незаслуженно забытая часть истории, которая может стать красивой и уникальное частью будущего. Предметы, которые нас окружают, являются нашим отражением – давайте оно будет более филигранным…


       

Традиционные промыслы Нижегородской области

Нижегородская область по признанию искусствоведов и этнографов - одна из самых богатых в России по разнообразию народных промыслов. Причины тому природного характера: сырое, болотистое Заволжье имеет бедные почвы, да и местный климат трудно назвать благоприятным для ведения сельского хозяйства. Но еще П.И. Мельников-Печерский отметил: "Леса заволжанина кормят". Лес дал нижегородцам топливо, строительный материал и сырье для прикладного искусства. Со временем в отдельных селах возникли ремесленные школы, на базе которых были созданы промышленные предприятия. Расскажем о каждом промысле по порядку.


ХОХЛОМСКАЯ РОСПИСЬ


  


Хохломская роспись давно имеет всемирную известность. Недаром еще в 1920-х гг. одна из первых артелей народных мастеров этой росписи получила название "Экспорт". Зародилась хохломская роспись в деревнях нынешнего Ковернинского района - края, куда в ХVII в. бежали из подмосковных земель не принявшие церковную реформу Никона старообрядцы. С течением времени искусство хохломской росписи распространилось по всему Заволжью. А само село Хохлома в Ковернинском районе стало местом базаров, где оптом продавались готовые расписанные изделия, а мастера приобретали заготовки. В начале ХХ в. кустари г.Семенова объединились в артели, под руководством художника Г. Матвеева была создана школа росписи и токарного искусства. Так Семенов превратился в столицу золотой хохломы. Растительный орнамент, исполненный в насыщенных красках осеннего русского леса, стал главной темой творчества художников хохломы. В первые десятилетия советской власти шли напряженные поиски, были попытки сочетать традиционный узор с портретом, сюжетным рисунком или даже с геометрическим орнаментом. Появились новые технологии и новые составы красок, которые позволили надолго сохранять блеск изделий и много лет пользоваться ими в быту. Хохлому называют золотой, но характерный ее цвет и блеск достигается использованием алюминиевой краски и льняного масла, которые сплавляются при обжиге в печи при температуре около 300 °С.

Различают разные стили росписи: кудрина ("кудрявый" орнамент золотого и черного цветов), травка (изображение ягод и зеленых листьев), под-фон (растительный орнамент на черном фоне), а также редкие - древко и пряник. Сейчас традиции хохломской росписи продолжают Фабрика Ордена «Знак почета» ЗАО «Хохломская роспись» в Семенове, ОАО «Хохломской художник» и ООО «Промысел» в д. Семино Ковернинского р-на.


ГОРОДЕЦКАЯ РОСПИСЬ


   


Этот вид росписи развивался в Городце и его окрестностях. Любимые мотивы художников - изображаемые "дамы" и "кавалеры" во время свиданий, чаепитий, застолий, прогулок в саду или по улице, поездки на лошадях, городецкий конь, птицы, стилизованные цветочные орнаменты с "розанами" и "купавками". Ярко, любовно, но вместе с тем условно и весело пишется быт, окружение - кони с пышными гривами и хвостами, довольные коты, столы с яствами, домашние цветы, ходики с гирями. Свое начало роспись берет с резьбы и инкрустации по дереву: ею украшались донца городецких прялок, которые делались из мореного дуба, имевшего разные оттенки древесины. Однако запасы этого сырья подошли к концу, и в конце ХIХ в. донца стали расписывать.

Сейчас в Городце расписывают мебель и кухонную утварь. Отличительной цветовой особенностью является преобладание красного, желтого, зеленого, и черного. В Городце работает специализированная фабрика ЗАО "Городецкая роспись".


ПОЛХОВСКО-МАЙДАНСКАЯ РОСПИСЬ


   


Третий центр росписи расположен на юге области в крупном селе Полховский Майдан Вознесенского района. Полховско-майданская роспись сложилась относительно недавно на рубеже ХIХ-ХХ вв. Выполняется она анилиновыми красками с преобладанием ярко-розового, желтого, зеленого и фиолетового цвета на предметах кухонной утвари, игрушках-тарарушках, небольших сувенирах, матрешках. Любимые темы - орнаменты из цветов, нарочито небрежно нарисованные условные деревенские пейзажи. В 1920-1930 гг. было налажено производство расписных выточенных на токарных станках игрушек - свистулек, матрешек, яиц, балалаек, грибов, самоварчиков, которые были названы "тарарушками". Село Полховский Майдан, ставшее в 1950-х гг. центром нового промысла, получило широкую известность. Сверкая радугой ярких анилиновых красок и лаком, чудесные игрушки отсюда расселились по многим городам России. Они сразу же полюбились детям своей яркостью, наивной простотой и свежим восприятием мира, где бегут по небесам розовые и голубые тучки, крутятся дивные мельницы, поют радостные птицы.

Традиции полховско-майданской росписи сегодня продолжает ИП В.В. Юртов.


СЕМЕНОВСКАЯ РОСПИСЬ


  

Широкую известность имеет семеновская роспись, которой украшают традиционных местных матрешек (в представлении русского человека - матрешек "настоящих", классических) в ярких платках с цветами. Их вытачивают и расписывают художники города Семенова на фабрике «Семеновская роспись».


РЕЗЬБА ПО ДЕРЕВУ


  


Выразительной рельефной резьбой по дереву занимаются мастера Семенова и Городца: шкатулки, вазы, панно, сундуки и резные доски с фигурами животных, стилизованными лицами людей, традиционные пряничные доски (с их помощью штампуются узоры на пряниках перед выпечкой) во многом следуют образцам, которые оставили мастера прошлого. Традиции резьбы по дереву продолжают фабрика Городецкой росписи и Семеновской росписи.


В Семенове вы можете встретиться с мастерами, занимающимися инкрустацией по дереву - они делают мебель и предметы утвари, украшая их узорами из наклеенной и покрытой лаком соломы различных оттенков. Но в то, что это именно солома, невозможно поверить, даже взяв в руки такую шкатулку или подсвечник.


Наиболее колоритным образцом русской избы является дома, украшенные глухой резьбой, а в Нижегородском крае таковых сохранилось не мало. Этот вид декоративного искусства получил название "корабельной рези" (ибо изначально резьбой украшали носовые части кораблей и лодок), а позднее "домовой" или "глухой" резьбы. При всей традиционности образов и технологии изготовления резьба на крестьянских избах Нижегородской области различна в зависимости от времени и места изготовления. Особенно богатая она в Городецком, Чкаловском, Балахнинском районах. Резьба трудоемка и требует большой физической силы, мастерства и фантазии.


На досках обозначались контуры будущих узоров, затем с помощью долот, топора, стамесок мастер вынимал "землю" или фон. Последняя стадия работы заключалась в проработке деталей. Особенно богато украшались лобовые доски, фронтоны, наличники, где резные образы сплетались в сложные композиции. Тематика такой резьбы унаследовала еще фольклорные языческие мотивы. В четкой последовательности и симметрии располагались богатый растительный орнамент (волнистые ветви с цветами и фантастическими плодами, вазоны с пышными букетами, виноградные лозы, солярные символы), мифологические образы (русалки и берегини, сирины и алконосты) и птицы-львы. Глухая резьба просуществовала до начала XX в., так как уже в конце XIX в. появляется "пропильная" техника, более легкая в исполнении. Но еще можно встретить в Нижегородской области старые дома с глухой резьбой, а отдельные ее образцы, собраны и хранятся в музеях.


РЕЗЬБА ПО КАМНЮ И КОСТИ


  


В долине реки Пьяны, в селе Борнуково Бутурлинского района работает фабрика "Борнуковская пещера", изготавливающая традиционные фигурки животных, вырезанные из декоративного камня ангидрита - белого с розовым, желтоватым или зеленоватым оттенком. Любимые персонажи мастеров - лакомящийся медом медведь, взлетающий орел, лев.


В Варнавино работает косторезная фабрика – ООО «Варко». Ее продукция – шахматы, скульптурные композиции и отдельные фигурки, гребни, заколки, броши, бусы с резьбой и росписью на темы природы Нижегородского края.


ЛОЗОПЛЕТЕНИЕ


  


Жители Павлова, Арзамаса, Лысково и Городца владеют искусством плетения из лозы - здесь делают не только изящные и легкие корзины, но и мебель. Село Вареж – 16 км от г. Павлова имеется школа лозоплетения, куда приезжают учиться даже англичане и китайцы.


ЮВЕЛИРНЫЕ ПРОМЫСЛЫ. КАЗАКОВСКАЯ ФИЛИГРАНЬ


  


Ювелирная фабрика, которая сложилась на основе местных промыслов, в области одна - в селе Казаково Вачского района. Казаковцы освоили технику зерни - украшения поверхности наплавленными шариками металлов и филиграни - спаивания узоров из тонких проволочек, иногда в сочетании с эмалями, при которой рельефные металлические орнаменты оживляются вкраплениями ярких красок. Изящные вазы, подстаканники, панно, столовые приборы, кубки, броши, украшения, предметы церковного быта - работы казаковских мастеров ЗАО «Казаковское предприятие художественных изделий» очень популярны.


ГОНЧАРНОЕ РЕМЕСЛО


  


В некоторых районах области – Богородском, Городецком, Больше-Болдинском, ряде других - сохранились традиции гончарных промыслов. В Богородске при Доме ремесел создан уникальный музей современной керамики, где проводятся мастер-классы на гончарном круге, мастер-классы по обжигу и обварке керамических изделий и увлекательные экскурсии. В Городецком районе село Смиркино знаменито своими гончарным промыслом – здесь старинным способом делают кухонную посуду. В селе Жбанниково с давних времён делают игрушки-свистульки. Особая окраска, символизировавшая кровь, душу, жизненную силу, а также сам процесс игры на этих примитивных музыкальных инструментах тесно связаны с древними магическими ритуалами.


ТЕКСТИЛЬНЫЕ ПРОМЫСЛЫ, КРУЖЕВОПЛЕТЕНИЕ, ВЫШИВКА


  


Издавна славится по всей России городецкое золотное шитье. Мастерицы Городца использовали самую разнообразную технику, работы мастериц отличались богатым орнаментом и безупречным качеством. Вышивкой украшали и одежду, особенно платки и душегреи. Традиции золотной вышивки сегодня продолжает ООО «Городецкая золотная вышивка» (правоприемник фабрики «Татьяна»).


Не менее знаменита и вышивка, исполненная в технике «чкаловский» (горьковский или нижегородский) гипюр. Традиции этой уникальной по технике исполнения вышивки («по выдергу») продолжает фабрика ОАО «Гипюр». Фабрики ЗАО «Юнона», ЗАО «Борская строчевышивальная фабрика», ЗАО «Лысковские узоры», ОАО «Тканые узоры» развивают традиции многих строчевышивальных промыслов области.


В городе Балахне возрождается знаменитое искусство кружевоплетения. Лучшие изделия балахнинских мастериц находятся в экспозиции краеведческого музея, здесь же проводятся мастер-классы по плетению на коклюшках.

Женщины нижегородских сел также занимаются кустарным ткачеством. Известны тканные изделия Шахунской ткацкой фабрики.


ВАЛЯЛЬНЫЙ И КОЖЕВЕННЫЙ ПРОМЫСЛЫ

  


В селах Борского района и в Арзамасе делали валенки и кошму, изготовляли войлочные шляпы. На базе этих кустарных промыслов сложились фабрики, работающие в Арзамасе и Неклюдове. Традиционно обработкой кож и шитьем обуви занимались кустари Богородска, в Княгинине и Большом Мурашкине шили тулупы. Сегодня традиции обработки кожи продолжают Богородская кожевенная фабрика (г. Богородск) и Художественное объединение «Ренессанс» в п. Решетиха.


ОБРАБОТКА МЕТАЛЛА


  


Прекрасные металлические художественные изделия выпускают ООО Завод складных ножей «Саро» в Ворсме. В Павлове и окрестностях исстари делали многообразные столовые приборы, известные на всю Россию. Сегодня эти традиции успешно продолжает ОАО «Павловский ордена почета завод художественных металлоизделий им. Кирова». Город Павлово знаменит и тем, что здесь ученики Павловского училища изготовили царь-замок весом почти 400 кг, который включен в книгу рекордов Гиннеса, в музее находится уникальная микроскопическая механическая золотая блоха, а центральную площадь города украшает памятник кузнечного искусства – кованное дерево – лимон.


Традиции металлообработки сложились на базе кустарных промыслов, имеющих многовековую историю. В селе Чулково Вачского районе мастерили обитые железом сундуки для продажи на Нижегородской ярмарке, в Пурехе Чкаловского района и Лыскове отливали медные колокольчики. Нижегородцы всегда были народом умелым, старательным, а утварь, сделанная ими разъезжалась по разным российским губерниям и за границу и служила людям долго, радуя их глаз настоящей красотой.